Главная » 2022 » Май » 4 » К 145-летию Георгия Яковлевича Седова
К 145-летию  Георгия Яковлевича Седова
13:41
К 145-летию Георгия Яковлевича Седова
Седов Георгий Яковлевич (1877-1914)

5 мая 1877 года… Прошло сто сорок пять лет с тех пор, как в казачьем хуторе Кривая Коса, в рыбацкой семье Якова Евтеевича и Натальи Степановны Седовых появился на свет шестой ребёнок (четвёртый мальчик). Хуторской священник Степан Аксёнов окрестил его Георгием в честь Георгия Победоносца, так как это было в канун христианского праздника. С этим именем русский покоритель Северного полюса – Георгий Яковлевич Седов – прожил всего лишь тридцать семь неполных лет.
Георгий воспитывался в многодетной бедной семье. Но его тяга к знаниям, трудолюбие, усидчивость, его упорство, настырность помогли ему получить образование.
В октябре 1901 года он успешно сдал экзамен за курс Морского корпуса и 24 числа того же месяца был произведён в поручики флота по морской части.
Наш земляк – Георгий Яковлевич Седов, Человек с большой буквы – патриот нашей Родины, решивший штурмовать неизведанные вершины Северного полюса. Образ Седова, и сегодня, представляет собой огромный интерес, поскольку до сих пор по настоящему не изучен, особенно, дальневосточный период его службы и деятельности на Дальнем Востоке. Георгия Седова больше всего знают по его делам и инициативам, связанным с подготовкой полюсной экспедиции, но поскольку Дальний Восток далеко от центра, многие биографические особенности этого периода оказались преданными забвению.
Нельзя не отметить, что Георгия Яковлевича впоследствии будут интересовать проблемы речных отмелей-баров, перемещения песков, изменение фарватера, он будет приводить примеры из своего опыта, особенно песков на Орловских кошках в горле Белого моря, где сам занимался их исследованием под руководством Варнека.
Г.Я. Седов глубоко переживал поражение русского флота при Цусиме. Он видел лживость высшего командования, медлительность и неопределённость в принятии решений в процессе военных действий, бюрократизм и чинопочитание флотских командиров. Он, сын простого азовского рыбака, среди офицеров – выходцев из дворянских званий, представлялся офицером второго сорта. От многих сослуживцев Седов отличался основательностью, с которой он решал все поручаемые ему дела. Позднее это особенно раздражало некоторых высокопоставленных военачальников, которые наряду с оценкой его служебной и исследовательской деятельностью представляли его в разных инстанциях, как “офицера-выскочку”, явно недооценивая его истинный патриотизм, глубокую и чистую любовь к Родине.
Вот, как об этом рассказывает Николай Васильевич Пинегин – участник экспедиции Георгия Яковлевича Седова к Северному полюсу:
“В эти дни Седов не находил себе места. Как! Сдать врагу ещё боеспособную эскадру! Спустить флаг, когда крюйт-камеры ещё полны! (крюйт-камера, помещение на корабле для хранения зарядов и пороха). Нет, это не адмиралы, бабы. Штабные трусы! Разве не могли обмануть врага? Он ничем не стесняется. Обмануть, сблизиться, повернуть всем фронтом, бить в упор из всех орудий и пулемётов. Выпустить мины, ударить таранами. Да просто взять на абордаж, умереть, но не сдаться! Пусть потонет несколько судов, но остальные, при счастье, увлекут на дно и противника, его штаб, командующего. Тогда не было бы безраздельного господства на море!
Первой пришла мысль об оружии слабых – о брандере. Брандер-судно, предназначавшееся до появление разрывных снарядов в артиллерии для сожжения неприятельских кораблей. Брандеры имели приспособления для сцепления с неприятельскими кораблями, а корпуса их наполнялись легковоспламеняющимся веществом. Будучи подожжёнными, они пускались по ветру или течению на неприятельский флот и создавали большую опасность для кораблей, особенно стоящих на якоре. Пример сожжения русскими брандерами турецкого флота во время морского боя в Чесменской бухте в 1770 году.
Крупные силы японского флота теперь стоят в Сасебо, не опасаясь нападения, думал Седов. Туда бы и пробраться. Но брандеру в порт не пройти. Конечно, есть охрана и батареи. Другое дело – маленькая шлюпка. И вот возникла новая мысль: снарядить эскадру боевых шлюпок, загримировав их под японские рыбачьи лодки, пробраться тёмной ночью в Сасебо и с первыми лучами рассвета выпустить десяток самодвижущихся мин в лучшие японские броненосцы. Хорошо обдумав проект, все его детали Седов подал его начальству. Прошло порядочно времени пока морские власти в Николаевске рассмотрели дерзкий проект и затем переслали его в штаб командующего флотом. Проект попал к адмиралу Н.И. Скрыдлову и он его одобрил, разрешив операцию. Начались обсуждения её деталей штабом. Когда приступили, наконец, к подготовке, в Портсмуте был заключён мир.
Седов говорил впоследствии: “И, слава богу! Быть бы мне на дне морском. Проект слишком долго валялся в штабах и канцеляриях. Случилось бы чудо, если бы всюду сидевшие японские шпионы не пронюхали об этой операции!”
Молодой офицер здесь проявляет себя истинным патриотом, заявившим командованию пойти на верную смерть! В решимости и мужестве решался жизненный этот несостоявшийся подвиг Георгия Яковлевича Седова. И не вина Георгия Яковлевича в том, что одобренный Скрыдловым план не был реализован.
“02 апреля 1905 года Высочайшим приказом по морскому ведомству № 670 Г.Я. Седов был произведён в штабс-капитаны, а 2 мая 1905 года Всемилостивейше награждён орденом Святого Станислава ІІІ степени”. Приказом Начальника подвижной обороны крепости Николаевск 31 мая 1905 года он был назначен командиром миноноски № 48, с оставлением в должности ревизора отряда, вместо лейтенанта Рыжова, отчисленного на транспорт “Тунгус”.
Георгий Седов также проявлял инициативы в развитии пароходного сообщения в низовьях Амура. Для осуществления своих замыслов Седов нуждался в средствах. И как явствует из документов для решения этих вопросов выходил на богатых людей, делая попытки вовлечь их деньги в его инициативы, в задуманные им планы и проекты.
Поиски средств для пароходного сообщения на Амуре представляют для нас особый интерес и требуют от нас дальнейшего изучения.
Так закончилась инициатива Георгия Яковлевича Седова, ожидавшего поддержки от генерал-губернатора и от правительства в течение 20 месяцев. Администрация тогда не посчитала нужным вкладывать средства в предложенное им предприятие. Но дело это, как говорится, не пропало даром. В 1915 году спустя 10 лет в лимане Амура на правительственные средства было организовано каботажное плавание.
Таким образом, с 1915 года началось регулярное пароходное сообщение между населёнными пунктами нижнего Амура, Северного Сахалина и побережья Охотского моря. На мой взгляд, инициативы Седова помогли открыть данное пароходное сообщение, его действия и прошения стимулировали решение этой проблемы.
Интересы Г.Я. Седова после приезда во Владивосток не ограничивались только служебными обязанностями. Он знакомился с журналистами газет города и, выступал в качестве активного корреспондента местной печати.
Георгий Седов удивительно точно анализировал положение дел в народном хозяйстве края. Он ставил вопрос о необходимости издания свода русских морских карт для организации мореходства.
Особый интерес, на мой взгляд, представляют также его другие публикации. Они показывают неплохое знание Георгием Яковлевичем внешнеполитической обстановки того времени, глубокое понимание условий функционирования нашего флота в связи с возрастающим значением Северного океанского пути для России. Георгий Яковлевич Седов особо подчёркивал стратегическое значение Северного морского пути, ставил вопросы срочного освоения восточной части пути в Северном Ледовитом океане, достаточно обоснованно ставил вопросы об усилении обороны Дальнего Востока. В них виден светлый ум Седова, не лишённый прозорливости и предвидения.
Его мысли о развитии восточной части Северного морского пути на десяток лет определили впоследствии принятые действия к его освоению. Далеко не все исследователи признают в этом пионерскую роль Седова, рождённую в истинно дальневосточных условиях, в далёкой глубинке от центра России.
Выступления Георгия Седова в дальневосточной печати позволяют сделать вывод о том, что, если его плавание в 1902-1903 гг. позволило ему познакомиться с морями Северного Ледовитого океана, то Дальний Восток направил его мысль на покорение Северного полюса.
В 1909 году Г.Я.Седова назначают начальником по описи реки Колымы для подготовки пароходных рейсов из Владивостока к Колыме и Лене, развития русского торгового мореплавания, улучшения быта местного полудикого населения.
К моменту назначения в Колымскую гидрографическую экспедицию, которая должна была провести гидрографические работы в устье реки Колымы и др., Георгий Яковлевич Седов имел уже достаточный опыт руководящей и исследовательской работы. За его плечами была экспедиция в Карское море и на остров Вайгач. Служба на Дальнем Востоке дала ему опыт управления коллективами людей и опыт исследования устья Амура и Амурского лимана.
Организация комплексной экспедиции была вызвана необходимостью активного изучения восточного сектора Арктики с целью возможной организации судоходства по Северному морскому пути, того, о чём как мы видели, мечтал и писал в статьях Г.Я. Седов.
Какие выводы по результатам экспедиции были сделаны Седовым? Вот некоторые выдержки из отчёта, написанного им после завершения экспедиции: «Русское торговое мореплавание к берегам Колымы не замедлит развиться на общую пользу дела, тем более, что наблюдения за погодой и льдам в море показали, что плавание в этой части Ледовитого океана для морских судов возможно в течение, по крайней мере, около двух месяцев».
О чём мечтает Георгий Седов во время колымской экспедиции? 8 ноября 1909 года газета “Далёкая окраина” опубликовала его письмо под инициалами Н.М. с мыса Медвежьего, написанное 26 июня 1909 года. Седов, рассказывая в ней о трудностях Колымской экспедиции, пишет, что мечтает в следующем 1910 году пойти экспедицией в восточный сектор Арктики. “Эта работа, – говорит он, – вызвана тем, что на будущий год есть предложение послать из Владивостока в Колыму, через Берингов пролив морскую экспедицию Главного Гидрографического управления с торговым караваном судов для колымского края. Таким образом, моя экспедиция является подготовительной экспедицией по исследованию морского пути для будущей, в которой вероятно и я буду участвовать”. Из письма следует, что Георгий Яковлевич Седов собирался вновь вернуться на Дальний Восток, с тем, чтобы пойти отсюда в малоизучаемый район Арктики.
Результаты экспедиций Г.Я.Седова были высоко оценены. За участие в Колымской экспедиции он был награждён высокой наградой – орденом Святой Анны ІІІ степени.
А стать подлинным исследователем морей помогли ему знания, полученные в учебных заведениях.
Работа в гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (1902-1903), затем экспедиция на Колыму (1909) и Новую Землю (1910) – важные этапы арктической деятельности Георгия Яковлевича. Эти походы не только обогатили опытом работы в полярных условиях, но и в большей степени подарили веру в успех задуманной экспедиции к Северному полюсу. Идея похода к центру Арктики вынашивалась им в течение многих лет, ещё в 1906 году на Дальнем Востоке он писал об этом: “Нам до полюса далеко, но мы всех ближе к Ледовитому океану!” Наконец эта мысль получила конкретное содержание и оформление. Теперь мы с вами видим, что Седов – человек дела. 09 (22) марта 1912 года Георгий Седов подал начальнику Главного гидрографического управления рапорт, с проектом организации первой русской экспедиции к Северному полюсу. При этом план её организации, направленный вместе с рапортом, включал программу, смету и состав экспедиции.
Г.Я.Седов выступил со своим открытым письмом об экспедиции на полюс, где он писал о необходимости собрать средства для осуществления задуманного. “Русский народ должен принести на это национальное дело небольшие деньги, а я приношу жизнь” – писал Седов.
Коварная болезнь не позволила Георгию Яковлевичу Седову достичь Северного полюса, но память о нём чтут благородные потомки. Народ не забыл выдающегося подвига своего сына, самоотверженного и смелого исследователя, каким был Георгий Яковлевич Седов. Его именем названы: 13 географических объектов на карте мира, посёлок на берегу Азовского моря, где он родился. Здесь действует музей, перед которым поставлен памятник великому Седову.

Елена Степаненко, научный сотрудник МБУ «Музей Г.Я. Седова».
Просмотров: 550 | Добавил: muzeygyasedova | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar