Главная » 2018 » Январь » 24 » И одному ему верна
И одному ему верна
16:13
И одному ему верна
03 февраля 2018 года исполнится 20 лет со дня смерти К.П.Гемп.

И ОДНОМУ ЕМУ ВЕРНА …

Воспоминания крупнейшего краеведа Русского Севера, почетного гражданина г. Архангельска, профессора Гемп Ксении Петровны о Вере Валерьяновне Седовой.

Беседа состоялась 16 декабря 1991 г. Через два дня, 18 декабря, Ксении Петровне исполнилось девяносто семь лет.

Веру Валерьяновну Седову я знала в течение многих лет с того времени, как ее муж Г.Я.Седов начал готовить экспедицию к Северному полюсу до самой ее смерти.

Мать Веры умерла при ее рождении. Воспитанием дочери занимался отец и гувернантки. Она окончила лучшую частную гимназию. Затем отец послал ее в колледж в Германию, чтобы она совершенствовалась в немецком языке, позже – в колледж во Францию, следующей была Англия. Так что девушка прекрасно владела этими иностранными языками.

Когда Вере Валерьяновне Май-Маевской предложил руку и сердце бравый офицер Г. Я. Седов, она ему отказала:
- Нет, я не собираюсь замуж.
А было ей в то время где-то 26 – 27 лет.
- Потому, что я сын рыбака? – спросил Седов.
- А вы и сейчас рыбак.
- Отказала ему и заволновалась, что же я сделала, - рассказывала мне много лет спустя Вера Валерьяновна. – Думаю, придет или нет? Приглашать не буду. Месяца через два он явился. Пришел, принес один цветок: какие когда были цветы – дарил всегда по одному.
- Ах, вы опять с одним цветком? Ведь их сейчас так много?
- Это, чтобы напомнить вам, что вы у меня одна, и я у вас один.
Свадьба состоялась в июле 1910 года. Свадебный подарок тестя – за стеклом целая стена морских приборов. Отец Веры Валерьяновны жил на Английской набережной. А молодожены снимали квартиру на Воскресенской около Литейного. Квартира была из четырех комнат. В ней стояла хорошая мебель. Прислуга к ним перешла от отца.

Первый обед мужу Вера Валерьяновна взялась приготовить сама. Долго придумывала меню. Решила, что раз муж моряк, южанин, то непременно должен быть борщ и рыба. Сварила борщ, нажарила рыбы, приготовила сливочный крем и маленькие аккуратные пирожки.

И вот приходит Седов. Подбросил ее на руках, как пушинку. Сел кушать.
- Ну, как обед? – спросила его Вера Валерьяновна.
- Хорош борщ! Нет ли еще пирожков? Сегодня великолепный обед! Только одно замечание.
Вера Валерьяновна замерла.
- Нельзя ли пирожки делать побольше, а хлеб резать потолще?

Кабинет Г.Я. Седова убирала сама Вера Валерьяновна. На столе все должно было обязательно оставаться так, как ложил он сам. Однажды она что-то сдвинула. Когда пришел хозяин кабинета, то грозно спросил: «Кто здесь хозяйничал?». Пришлось сознаться.

Григорий Яковлевич был белозуб, громко заливисто смеялся. Была у него и примечательность: когда он начинал злиться, глаза у него зеленели.

Как муж, он был необычайно заботлив. «Верок, что же это у жены моряка сапожки не чищены?» - однажды спросил он. И с тех пор он всегда чистил ей сапожки, а она подшивала ему чистый подворотничок.

В 1911 году Вера Валерьяновна вместо отдыха на престижных курортах уехала к мужу, который находился в экспедиции на Каспийском море. Георгий Яковлевич и жену включил в работу. Она наблюдала за мерной рейкой, и все наблюдения заносила в журнал. Седов посмотрел журнал и сказал: «Пойдет, почерк хороший».

Работать надо было через день. На маленькой лодочке необходимо было высидеть сутки. Неделю она мучилась, а потом ее заменил матрос.

Помогала Вера Валерьяновна своему мужу и во время подготовки экспедиции к Северному полюсу. Вместе с Георгием Яковлевичем она отправилась в Архангельск. Во дворе дома, где они находились, был построен специальный сарай для собак, которых Г.Я. Седов должен был взять к полюсу. Вера Валерьяновна ухаживала за этими собаками, кормила их.

Была жена и в числе провожающих на «Святом Фоке», пока буксирный пароходик не увез всех родственников назад в Архангельск. Она еще тогда не знала, что видела мужа в последний раз.

Как жила Вера Валерьяновна в советское время? Работала в библиотеке Академии наук в иностранном отделе библиотекарем. Обещанную квартиру в Доме полярников она так и не получила и жила в квартире дворника Мраморного дворца. Пенсию ей назначили 48 рублей, а ведь она была высококвалифицированным специалистом. Вместе с Г.Я. Наливайко я ходатайствовала о том, чтобы ей дали приличную пенсию. Благодаря Северному отделу Географического общества пенсию увеличили до 70 рублей. 100 рублей она получила от моряков.

Я часто бывала у Веры Валерьяновны в разные годы. В квартире у нее стоял буфет с очень красивой фарфоровой посудой, хорошее трюмо, письменный стол Георгия Яковлевича, шкаф для одежды и маленький индийский шкафчик, который ее отец привез когда -то из Индии. В нем Вера Валерьяновна хранила дневники Георгия Яковлевича, его письма, фотографии. На кухне же были жалкие кастрюльки.

Собираясь в гости к В.В. Седовой, я всегда покупала ее любимый сливочный торт или ветчину. А она стелила на овальный столик всегда одну и ту же скатерть, доставала большой серебряный прибор и ставила на керосинку чай.
- Вы знаете, что такое морской чай? – однажды спросила она меня. – Это крепкий чай с добавлением ложки рома.

И мы пили чай с ромом.

И все-таки как многого эта достойная женщина была лишена! Вера Валерьяновна любила хорошо одеваться, но ее зарплаты на это явно не хватало. Однажды она мне призналась, что ей так хотелось бы обуть лаковые туфельки. И я для себя решила, что непременно их ей куплю. Но найти лаковые туфли 33 – 34 размера оказалось не так-то просто. А в следующий раз увидела ее уже в лаковых туфлях: кто-то сумел сделать для нее желанный подарок раньше меня.

Ходят слухи, что после смерти мужа В.В. Седова несколько раз выходила замуж. Все это неправда. Вера Валерьяновна была верна Г.Я. Седову всю свою жизнь…

Беседу с Ксенией Петровной Гемп вела Надежда Дмитриевна Горлакова, ст. научный сотрудник музея Г.Я. Седова.
Просмотров: 334 | Добавил: muzeygyasedova | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar